Чудесное избавление


" Но встань и стань на ноги твои" ( Деяния 26 : 16 ).


Итак, я был при смерти и горько сетовал на свою судьбу перед Богом.
Мне исполнилось тридцать девять лет, но для меня уже не было никакой надежды и никакого будущего. Я сказал Богу : " Когда я был молод, Ты призвал меня, чтобы благовествовать на западе и на юге. Как же мне теперь быть? Я сижу в этой тюрьме. Ноги мои изуродованы. Я оставлен Тобой, чтобы зачахнуть здесь и погибнуть. Я уже никогда не увижу своих родных. Ты обманул меня! "
О том, что произошло с нами, распространялось множество слухов. Верующие на свободе узнали, что мы попали в крайне серьезное положение, поскольку приказ о нашем аресте поступил из правительства в Пекине.
И теперь брат Су предлагал мне бежать!? Я знал, что Су имеет тесное общение с Богом и слышит Его голос, так что вежливо возразил ему : " Мои ноги изуродованы, я заперт в одиночной камере с металлической дверью. Я даже не могу встать и пойти! Как же мне бежать? У тебя с ногами все в порядке. Отчего бы не бежать тебе самому?"
Вечером четвертого мая 1997 года, как обычно уже в течение шести недель, я снова протянул руки и пощупал свои неживые ноги. Когда я поднимал их на стену, боль пронзала все мое тело. Но через некоторое время боль успокаивалась. Кровь отливала от моих ног, отчего они деревенели, и я мог спать, пусть и с перерывами, всю ночь.
На следующее утро Господь ободрил меня в моем мрачном и безнадежном состоянии обетованием из Евр. 10:35 : " Итак не оставляйте упования вашего, которому предстоит великое воздаяние". С этими словами я и проснулся тогда.
Пока тюрьма постепенно оживала, я решил прочесть книгу Иеремии. Через пророка Господь говорил о моих страданиях и положении с великой силой. Казалось, Сам Святой Дух говорил со мной через это Слово : " Скажи им слово сие : да льются из глаз моих слезы ночь и день, и да не перестают; ибо великим поражением поражена дева, дочь народа моего, тяжким ударом. Разве Ты совсем отверг Иуду? Разве душе Твоей опротивел Сион? Для чего поразил нас так, что нет нам исцеления? Ждем мира - и ничего доброго нет; ждем времени исцеления - и вот ужасы. Не отрини нас ради имени Твоего ; не унижай престола славы Твоей : вспомни, не разрушай завета Твоего с нами" ( Иер. 14:17, 19, 21 ).
Я чувствовал себя подобно пророку Иеремии. Я был сокрушен, и мне казалось, будто Господь совсем оставил меня, чтобы за решеткой погубить меня навсегда. Я воскликнул к Господу, вторя пророку : " Боже, отчего Ты сокрушил меня так, что мне не исцелиться? Я ожидал мира, но ничего не произошло. Пожалуйста, Господи, не отринь меня".
Я продолжал читать : " Горе мне, мать моя, что ты родила меня человеком, который спорит и ссорится со всею землею! Никому не давал я в рост, и мне никто не давал в рост, а все проклинают меня" ( Иер. 15 : 10 ).



И снова эти слова, казалось, сошли со страниц Библии в мою душу. Это было действительно святое время, когда Всемогущий Бог как бы снизошел в мою одиночную камеру и общался со мною один на один.
У меня же скопилось столько горечи, что все это время я только и делал, что изливал ее пред Господом. Я рыдал : " Господь Иисус! Как сказал Иеремия, всякий ссорится со мной и проклинает меня. Я больше не вынесу. Я дошел до ручки".
Я столько плакал, что глаза мои опухли от слез.
А Господь мой утешил меня, как любящий отец утешает своего ребенка, и заверил меня следующим образом : " Господь сказал : конец твой будет хорош, и я заставлю врага поступить с тобою хорошо во время бедствия и во время скорби". ( Иер. 15 : 11)
Из глубины души я воскликнул Господу стихами из книги Иеремии 15: 16-18 : " Обретены слова Твои, и я съел их; и было слово Твое мне в радость и в веселие сердца моего; ибо имя Твое наречено на мне, Господи, Боже Саваоф. Не сидел я в собрании смеющихся и не веселился : под тяготеющею на мне рукою Твоею я сидел одиноко, ибо Ты исполнил меня негодования. За что так упорна болезнь моя, и рана моя так неисцельна, что отвергает врачевание? Неужели Ты будешь для меня как бы обманчивым источником, неверною водою? "
Много раз я спрашивал Его, почему я так страдаю. Я больше не мог вынести эту боль. Мое сердце было разбито, я готов был отступить от веры.
И снова ко мне явилось Слово Божие с серьезным предупреждением и обетованием : " На сие так сказал Господь : если ты обратишься, то Я восставлю тебя, и будешь предстоять пред лицем Моим ; и если извлечешь драгоценное из ничтожного, то будешь как Мои уста. Они сами будут обращаться к тебе, а не ты будешь обращаться к ним. И сделаю тебя для этого народа крепкою медною стеною; они будут ратовать против тебя, но не одолеют тебя, ибо Я с тобою, чтобы спасать и избавлять тебя, говорит Господь. И спасу тебя от руки злых и избавлю тебя от руки притеснителей" ( Иер. 15 : 19-21 ).
Не успел я прочесть эти строки, как вдруг передо мной, как вспышка, промелькнуло яркое видение, причем не во сне, а наяву.
Я увидел свою жену Делинь рядом с собой. Ее только что выпустили из тюрьмы, и она приготовила мне лекарство. Она нежно обработала мои раны. Это очень ободрило меня, и я спросил ее : " Тебя уже освободили? "
Она же мне ответила так : " Почему бы тебе не отворить металлическую дверь? "
Прежде, чем я сумел ей ответить, она вышла - видение прекратилось.
И я услышал слова : " Настал час твоего избавления".
Тут до меня дошло, что осподь этим видением дал мне понять, что мне нада бежать.
Камера одиночного заключения, в которой я находился, примыкала к камере брата Су и других верующих. Мы заранее договорились между собой, если у нас будет крайняя нужда в срочной молитве, дважды постучать в стену.
Брат Су услышал мой стук.
Я позвонил охраннику. Тот подошел к моей двери и спросил, в чем дело. Я сказал : " Мне надо в туалет. Прямо сейчас".
Поскольку в туалет и обратно меня обычно носил брат Су, охранник открыл дверь его камеры и велел ему отнести меня.
Всякий раз, когда зэков по необходимости выводили из камер, металлические двери в коридоре запирались, так что никакой возможности к побегу не оставалось. Лестничные марши, ведущие на нижние этажи, находились с той стороны дверей. Выйдя из камеры, мы попадали в запертое помещение. Двери в коридор отпирались только входящими снаружи - открыть их изнутри было невозможно.
Такие металлические двери были установлены на каждом этаже тюрьмы. Обычно охрана размещалась по обе стороны дверей, и, чтобы выйти во внутренний двор тюрьмы, надо было миновать три металлические двери на трех этажах, пройдя мимо шестерых вооруженных охранников.
Брат Су подошел к моей двери. Увидев меня, он тотчас велел мне : " Беги! Ты должен бежать!" Затем он вернулся в свою камеру за полотенцем и зубной щеткой, чтобы охрана подумала, будто он идет в умываьную комнату.
Я был в нижнем белье и живо, как мог, натянул брюки. У меня было выписано Евангелие от Иоанна и Первое послание Петра на рулоне туалетной бумаги. Я сделал из него пояс истины, подпоясавшись Словом Божьим вокруг талии. Я взмолился : " Господи, Ты открыл мне, что я должен оставить эту тюрьму. Я повинуюсь Тебе сейчас и попытаюсь бежать. Но когда охрана станет стрелять в меня, пожалйста, прими мою душу в свои обители".
С тех пор, как мне перебили кости голеней, прошло больше шести недель. Я не мог не то что ступить, но даже пошевелить ногами. Эти движения причиняли мне огненные муки. Но я понимал, что Бог трижды открыл мне Свою волю, и я должен бежать, повинуясь Его воле, выраженной через Слово, видение, которое я видел минувшим утром, а так же через брата Су.
В любой ситуации, когда Господь велит нам что-то делать, уже не остается времени на рассуждения и объяснения - нужно действовать. Этому учит жизнь. Если мы уверены, что Бог велит нам действовать, как в моем случае, то мы обязаны просто повиноваться Ему. Неповиновение означает, что мы считаем себя мудрее Его, и лучше чем Он знаем, как распоряжаться своей жизнью.
Это произошло за несколько минут до восьми часов утра пятого мая 1997 года. Если рассуждать по-человечески, то для побега это время - хуже не придумаешь! Обычно в это время жизнь в тюрьме кипит, и на всех постах полно охранников.
Шаркая ногами, я пошел из своей камеры по направлению к запертым металлическим дверям коридора. Я думал только о том, что надо повиноваться Богу. Я смотрел прямо перед собой и молился на каждом шагу, едва дыша.
Охранник, когда надо нажимавший кнопку, чтобы открыть или закрыть двери, сидел на лестничной площадке третьего этажа. Увидеть, что там за дверью, я не мог, поскольку двери были металлические, а маленькое отверстие в них было зашторено черной материей. В тот миг, когда я наконец добрался до двери, одного служителя Божьего, брата Машэня, конвоировали обратно в камеру - двери открыли именно для него. В то утро он наводил порядок во внутреннем дворе тюрьмы. Когда Машэнь проходил мимо меня, я сказал ему : " Погоди! Не закрывай". Я прошел через двери, и даже не сбился с шага! Как совершенно точно Господь расчитал время!
Проходя мимо меня, Машэнь спросил шепотом : " Уходишь, брат Юн? Смерти не боишься? " И так, с удивлением на лице, он вернулся в свою камеру.
Конвоировал Машэня в камеру один охранник, но как раз в тот миг, когда он открыл двериМашэню, в дежурной, в конце коридора, зазвонил телефон и охранник побежал отвечать на вызов.
У стены на лестнице я заметил метлу.Прихватив ее с собой я спустился по лестнице на второй этаж. Там за столом лицом к металлическим дверям сидел вооруженный охранник. Двери эти иногда оставляли открытыми. Поскольку охране при исполнении служебных обязанностей следовало контролировать эти двери день и ночь, оставлять их незапертыми не считалось рискованным делом. В этот миг Святой Дух заговорил со мной : " Иди сейчас! Бог Петра - твой Бог! "
Казалось, что Господь каким-то образом ослепил этого охранника. Тот смотрел прямо на меня и ничего перед собой не видел. Я ожидал, что он скажет мне что-нибудь, но он продолжал смотреть сквозь меня, словно я был невидим!
Я прошел мимо него и не оглянулся. Я знал, что в любой миг мне могли выстрелить в спину. Я только молча просил Господа принять мой дух, полагая, что наступили мои последние мгновения в этом мире.
Добравшись до главных металлических дверей, выходящих во внутренний двор тюрьмы, я нашел их открытыми! Это было странно, ведь эти двери охраняли строже всех остальных. У дверей на первом этаже присутствовало обычно не меньше двух охранников, один из которых находился с внутренней, а другой с внешней стороны, но по каким-тот причинам ни одного их них здесь не было, и, главное, двери были открыты!
Я оставил в сторону метлу, которую нес с третьего этажа, и вышел во внутренний двор тюрьмы. От яркого утреннего света я вздрогнул. На дворе я прошел мимо нескольких охранников, однако, никто из них не сказал мне ни слова. Потом я вышел через главные ворота тюрьмы, которые по какому-то странному стечению обстоятельств тоже были приоткрыты!
Сердце мое бешено колотилось! Итак, я оказался на свободе, за стеной тюрьмы особо строгого режима в Чженчжоу! Потом я узнал, что никто до меня побега из этой тюрьмы не совершал.
Тотчас возле меня притормозило такси желтого цвета. Водитель лет двадцати отворил мне дверь и спросил : " Вам куда?" Я уселся рядом с ним и ответил : " Мне нужно в контору как можно скорее, так что поезжайте быстрее".
Я сообщил таксисту адрес одной христианской семьи, с которой я познакомился в Чженчжоу, и мы отъехали от тюрьмы. Я попросил его объезжать пробки в уличном движении и постараться не тормозить без особой надобности.
Все это произошло за несколько мгновений и напоминало сон. Я был неуверен, действительно ли случилось то, что случилось, или я просто спал. Я не понимал, каким образом Бог сотворил это, и почему все металлические двери, обычно крепко-накрепко запертые, открылись предо мной. Реальность была таковой, что я сидел в такси и направлялся к дому своих друзей.
Когда мы подъехали, я попросил таксиста немного подождать, пока я схожу за деньгами, чтобы оплатить проезд.
Я поднялся по лестнице на третий этаж и дважды нажал на звонок.



Одна из дочерей этого семейства посмотрела в дверной глазок и тотчас узнала меня. Она взволнованно сказала : " О, брат Юн, вас выпустили из " больницы"! Я сказал ей : " Да, я ушел из " больницы", но меня не выписали. Ты не могла бы дать мне взаймы, чтобы расплатиться с водителем такси? "
Она была так рада мне, что забыла открыть дверь! Наконец, она вернулась с деньгами. Я сбежал вниз по лестнице и расплатился с ожидавшим меня таксистом.
Дорогое христианское семейство тепло приветствовало меня в своем доме. Одна из дочерей сказала мне : " Вся церковь постилась и молилась о вас и и ваших сотрудниках больше недели. Вчера Святой Дух сказал моей матери : " Я освобожу Юна, и первый дом, в котором он остановится, будет ваш. Он останется у вас на некоторое время, а затем простится с вами", - родители велели нам дожидаться вас и укрыть в потайном месте. Никто не знает о нем, кроме нас. Моя мама уже приготовила для вас еду и одежду. А теперь, пожалуйста, переоденьтесь, и мы отведем вас туда".
После совместной молитвы мне дали велосипед, и один из сыновей поехал со мной, устроившись на багажнике и указывая путь к моему убежищу. Мы ехали по переулкам, чтобы миновать контрольно- пропускные пункты, уже поставленные на главных магистралях города после моего побега.
В тот момент, когда я надавил на педали велосипеда, до меня дошло, что Господь совершенно исцелил мои ноги! Я думал только о том, что мне должно повиноваться Богу, и что в любой момент меня могут застрелить, и даже не заметил, как Бог поставил меня на ноги. Я даже не чувствовал действия Его целительной силы. С того дня, как дубинки охранников перебили мои ноги, и до сегодняшнего дня, когда я бежал из тюрьмы, мои почерневшие ноги оставались неживыми. Я не мог даже встать на них, не говоря уже о ходьбе. Наибольшее из того, что мне удавалось сделать, это проползти до стены камеры.
Позже мне передали, что брат Машэнь, проходя мимо меня, заметил, что я шел как обычно - так что Господь, по всей видимости, поставил меня на ноги уже в моей камере. Когда я напрвлялся на велосипеде в убежище, Господь положил мне на сердце следующий стих из Писания : " И ходите прямо ногами вашими, дабы хромлющее не совратилось, а лучше исправилось" ( Евр. 12 :13 ).
Стоило нам добраться до моего убежища, как начался ливень. Грозные тучи обложили весь Чжэнчжоу, и полил проливной дождь. Ветер яростно стучал в окна и опрокидывал велосипеды на стоянках. Поднялась настоящая буря. Хотя время еще было утреннее, все небо почернело от туч.
Я вошел в свое новое жилище и остался один. Эта благочестивая семья считала меня ангелом с неба. Дверь моего убежища день и ночь сторожил кто-нибдь из них.
Вскоре мои друзья пердали мне, что о моем побеге было объявлено в вечерних телевизионных новостях. Чтобы найти меня, мобилизовали сотрудников тайной полиции, КОБ и воинов Национально- освободительной армии. В поисках меня перевернули вверх дном все дома в Чжэнчжоу. На главных перекрекстках поставили контольно-пропускные пункты, чтобы обыскивать транспортные средства. Переодетых полицейских посадили на все автобусные станции, вокзалы и в аэропорт.
Мне рассказали, что использовали даже специально дрессированных полицейских собак, чтобы взять мой след, но все их труды остались напрасными. Я находился в полной безопасности под Божьим покровительством. Сильнейшая буря встала на пути властей и смыла все мои следы.
Бог напомнил мне, как тринадцать лет назад, во время моего длительного поста в тюрьме, Он послал мне славное видение анфилады открытых металлических дверей.
Теперь, годы спустя, Его предсказание исполнилось. Я поразился благости Божьей и Его верности. И до сих пор я считаю свой побег из тюрьмы в Чжэнчжоу самым удивительным событием в моей жизни.
Той ночью я спал, как сытый младенец в объятиях нежной матери, как довольное дитя в объятиях Небесного Отца.


************************************************** ********

Брат Су : Когда брат Юн пытался бежать от полиции, выпрыгнув из окна, он сломал себе ноги. Его, упавшего в грязь, жестоко избили, раздробив его сломанные ноги так, что он не мог даже пошевелить ими.
Когда Юна принесли в камеру, окровавленный, он был без сознания и весь в грязи. Его били по голове так, что он перестал слышать.
Позже, когда нас перевели в тюрьму Чжэнчжоу, мне поручили носить Юна в туалет и на допрос, поскольку он был избит и страдал от ужасных болей. Зато мы могли общаться с ним короткое время - мы ободряли и утешали друг друга, умножая друг у друга веру в Бога. Даже тогда, когда мы не могли перемолвиться и словом, нам достаточно было взглянуть друг другу в глаза, это прибавляло нам силы и укрепляло дружбу. Мы с Юном прошли долгий путь вместе и вместе пережили множество милостей Божиих.
Однажды я открыл Юну Господню волю, что он должен бежать из тюрьмы. Несомненно, это Господь говорил мне и я не мог не передать ему волю Божью. Я знал, Бог желает, чтобы Юн бежал, а я остался.
В один прекрасный день Господь прямо указал Юну, что пришло время бежать. Когда он направился к тюремной лестнице во внутренний двор тюрьмы, навстречу ему входил другой заключенный - христианин. Двери открылись перед ним и в этот же момент через них вышел Юн!
Этот брат прибежал в нашу камеру и рассказал, что он видел, как Юн выходил из тюрьмы! Все бросились к окну и выглянули во внутренний двор. Мы своими глазами увидели, как Юн миновал главные ворота тюрьмы и вышел на свободу!
Это невероятное происшествие укрепило нашу веру и ободрило нас. Мы еще раз убедились в том, что для Бога нет ничего невозможного - абсолютно ничего. Он хранит нашу жизнь в Своих руках, и ни с одним из детей Божиих не случится ничего, что не является частью Его замысла.
Я думаю, что Господь решил освободить Юна таким чудесным образом еще и потому, что тюремщики бросали Ему вызов, когда глумились над Ним и Юном, переламывая его ноги. Ведь они говорили при этом : "Теперь посмотрим, как ты сбежишь от нас! " Господь же всегда готов принять вызов!
Через несколько минут после побега Юна охранники обнаружили, что он куда-то исчез, и тут же организовали грандиозные поиски. Власти провели полное расследование обстоятельств этого невероятного события, чтобы узнать, как мог выйти из тюрьмы и пропасть в неизвестном направлении искалеченный арестант из камеры одиночного заключения тюрьмы особо строгого режима!
Интересно, что следователи пришли к заключению, что во время своего побега Юн не получил ничьей помощи - ни от заключенных, ни от охранников.
Я подтверждаю, что так все и было.
Во всем этом нельзя не видеть руки нашего Всемогущего Бога!

************************************************** **


Брат Машэнь : Мне выпала честь стать свидетелем чудесного избавления брата Юна из тюрьмы в 1997 году. Это явно была рука Господня.
В день побега брата Юна утром, в семь часов, мне велели навести порядок во внутреннем дворе тюрьмы. Когда я возвращался обратно в свою камеру под конвоем охранника, мы остановились, чтобы пройти через металлические двери. И тут я не поверил своим глазам, когда увидел выходящего Юна! Все мы знали, что он искалечен, так что сказать, что я удивился, значит не сказать ничего! Он прошел мимо меня, но мой охранник вообще не увидел его.
Когда я вернулся в свою камеру, до меня дошло, что я ни разу не видел на прогулке Юна ходящим, ведь ноги его были сильно искалечены. Я был одним из тех троих, кто носил его на руках по тюрьме. Даже охранники прозвали его " калекой". После побоев на его ногах не оставалось ни одного живого места. Из-за этого жалкого состояния он не мог даже и ухаживать за собой. Мы стирали его одежду.
Тут до меня дошло, что Юн пытается бежать. Я сразу упал на колени и умолял Бога спасти его жизнь, так как я подумал, что охранники преднамеренно пропустили его в тюремный двор, чтобы застрелить к попытке к побегу. Я подтянулся к окну камеры и увидел, как Юн пересек двор и вышел через главные ворота на свободу.
В это время в тюремном дворе было, наверное, около тридцати охранников, но никто не заметил Юна! Он шел даже в непосредственной близости от некоторых из них.
Немного позже поднялась страшная буря.
На третьем этаже тюрьмы охранник обратил внимание на исчезновение Юна уже через несколько минут после его избавления. Он искал его всюду и кричал : " Где ты, калека?!" Вначале он не волновался, но по мере того, как непроверенных мест, где мог скрываться Юн, становилось все меньше и меньше, его охватывало все большее беспокойство. Не прошло и пяти минут, как он поднял тревогу и вся тюрьма пришла в движение - все поднялись на поиски бесследно исчезнувшего Юна.
Тюремные власти допросили нас, но мы честно признались, что никак не содействовали побегу Юна. Двоих из охраны выгнали с работы.


8233070675973475.html
8233120039100697.html
    PR.RU™